Концептуальные основания информационной антропологии: об исследованиях Г.П. Отюцкого

аналитика кафедры социальной философии, религиоведения и теологии РГСУ.

Conceptual bases of information anthropology: about G. P. Otyutsky’s researches

Аннотация: дан обзор подходов к конституированию информационной антропологии, разрабатываемых Г.П. Отюцким. Теоретической концепции К.К. Колина, который определил современное информационное общество в качестве исторических рамок информационной антропологии, Г.П. Отюцкий противопоставил подход, при котором анализ системы информационно-обменных процессов в их антропологическом аспекте оказывается связанным с социальной историей информационных коммуникаций. Важнейшая задача информационной антропологии в понимании Г. П. Отюцкого – исследование доминирующих информационных факторов развития человека и культуры: характера и содержания социальной коммуникации, технологии информационно-обменных процессов. Им обоснована проблема конституирования информационной антропологии в качестве самостоятельного направления научных исследований.

Annotation: the review of the approaches to an institutionalization of information anthropology developed by G. P. Otyutsky is given. G. P. Otyutsky opposed to the theoretical concept of K.K. Colin who defined modern information society as a historical framework of information anthropology, approach at which the analysis of system of information and exchange processes in their anthropological aspect is connected with social history of information communications. The most important problem of information anthropology in G. P. Otyutsky’s understanding – research of the dominating information factors of development of the person and culture: character and content of social communication, technology of information and exchange processes. It proved a problem of an institutionalization of information anthropology as the independent direction of scientific researches.
Cовременная антропология не может игнорировать процессы информатизации общества. На факультете социологии РГСУ эта необходимость была осмыслена около 15 лет тому назад и в учебный план подготовки профессионалов-антропологов были включены спецкурсы «Информационная антропология» и «Информационные процессы в современной цивилизации».

Н.А. Сляднева в свое время подчеркивала, что «не может не вызывать недоумения отсутствие в спектре современного человековедения информационной антропологии» [27, с. 43]. О необходимости становления «в спектре современного человековедения информационной антропологии» пишут также Д.В. Матвиенко [8], Н.Н. Полосин [26], Ю.В. Шичанина [28] и др. Проблематика информационной антропологии рассматривается в работе под ред. Р.М. Юсупова и В.П. Котенко [2, с. 299-315].

Пионером рассмотрения проблем информационной антропологии в российской науке следует считать К.К. Колина [4; 6]. С его точки зрения, объект исследований этой науки – человек в информационном мире, а предмет изучения – закономерности и проблемы его происхождения, эволюции и жизнедеятельности в новой информационной среде обитания [4, с. 19]; важнейшая проблема – исследование «становления личности нового типа – Информационного человека (Homo Informaticus)» [4, с. 17].

В числе отмеченных работ заслуживают упоминания исследования профессора РГСУ Г.П. Отюцкого, разрабатывающего собственный подход к пониманию объекта, предмета и задач информационной антропологии. В кратком обзоре невозможно отразить все инновационные аспекты теоретической парадигмы, предлагаемой Г. П. Отюцким, поэтому остановимся только на некоторых аспектах и затронем лишь некоторые из его публикаций.

Как и К.К. Колин, он считает, что информационная антропология должна заниматься проблемами человека информационного общества. Однако два исследователя принципиально расходятся в понимании сущности такого общества. К.К. Колин исходит из распространенного в современной науке противопоставления современного («информационного») общества предыдущим этапам его развития как неинформационным обществам, поэтому информационную антропологию он связывает лишь с современным миром. В одной из первых публикаций эту же позицию разделял и Г.П. Отюцкий [11]. Однако затем он сформулировал тезис о том, что «информационное взаимодействие – важнейшая социальная предпосылка и условие становления человека и общества, поэтому неинформационных обществ не бывает» [13, с. 132], поэтому информационная антропология должна исследовать человека в системе информационных процессов любого общества. При таком подходе в качестве объекта информационной антропологии выступают информационно-обменные процессы в обществе, ее предмет может быть определен как «человек в информационной среде» [13, с. 135; 14, с. 87; 15 и др.].

Методологические возможности подхода, предлагаемого Г.П. Отюцким, более широки, чем у К.К.Колина: на их основании могут быть классифицированы типы человека информационного. Действительно, в применении к современному обществу выделяется только один тип Homo informaticus – человек компьютирующий. Если же для исследователя современная информатизация есть только частное проявление общих закономерностей, связанных с реализацией информационных отношений в социуме, то могут быть выделены основные типы Homo informaticus как результат информационно-коммуникационных революций: 1) человек вербальный, 2) человек пишущий, скриптор (и читающий написанные тексты), 3) человек, читающий печатную книгу (bibliohomo), 4) человек электронный, 5) человек компьютирующий [1, с. 19-21; 12, с. 167-181; 24 и др.]. Категория «человек информационный» при этом выступает родовым понятием для исследования субъекта любого типа общества. Как справедливо отмечает Г.П. Отюцкий, «в этом случае проблемы, которые кажутся абсолютно новыми, выступают лишь иной ипостасью старых информационных проблем, характерных для прежних типов общества» [13, c. 135].

Результаты исследований Г.П. Отюцкого отражены в «12 лекциях по информационной антропологии», опубликованных в журнале «СОТИС – социологические технологии, исследования» в 2012 – 2015 гг. [см., напр.: 16, 20-23 и др.], а также в ряде других публикаций. Тематика этих лекций может рассматриваться как основные направления научных исследований в исследуемой сфере, а также как вариант структуры информационной антропологии как научного направления и как учебной дисциплины. Поэтому имеет смысл перечислить эти темы: 1. Предмет, структура и функции информационной антропологии. 2. Классические исследования по информационной антропологии (здесь речь идет о работах Э. Тоффлера, М. Маклюэна, М. Кастельса). 3. Человек в мире культуры: информационное измерение. 4. Информация в системе бытия. 5. Человек как информационная система. 6. Человек в мире социальной информации. 7. Информационные революции: антропологические аспекты и становление человека информационного. 8. Информационно-антропологическое измерение постиндустриального общества. 9. Человек в виртуальном мире. 10. Информационные аспекты межкультурной коммуникации. 11. Человек эпохи компьютерной революции: развитие методологических подходов к исследованию. 12. Антропология Интернет.

Несмотря на то, что информационная антропология находится в процессе конституирования как самостоятельная научная дисциплина, по мнению Г.П. Отюцкого, классические труды по информационной антропологии (под иными названиями) уже написаны. К таким работам он относит книги М. Маклюэна, в которых «речь идет о революции, связанной с книгопечатанием, и революции, связанной с появлением технологий средств массовой коммуникации» [18, c. 41]. Фактически М. Маклюэн характеризует два конкретных типа человека информационного – «человека печатающего» и «человека электронного».

В работах М. Кастельса исследуется «человек эпохи Интернет». По мнению Г.П. Отюцкого, «М. Кастельсом разработана целостная теория, позволяющая оценить фундаментальные последствия воздействия на человека (и на изменения этого человека) современной революции в информационных технологиях» [17, c. 56].

Через большинство рецензируемых публикаций проходит идея «человека информационного», как взаимосвязи тех свойств и качеств реального человека, которые проявляются в процессах информационного обмена. Человек информационный выступает в качестве родового понятия, подразумевающего видовые отличия, важнейшими основаниями выделения которых, по мнению Г.П. Отюцкого, выступают технологические инновации в процессах информационного обмена. В свою очередь, такие инновации оказываются порожденными информационными революциями, поэтому в ряде работ обстоятельно анализируются антропологические аспекты и антропологические последствия таких революций [12; 13; 16, 21; 24 и др.].

В связи с этим методологически значимыми представляются разработанные Г.П. Отюцким основания анализа информационных революций. Он распространил на любые информационные революции идею протогенеза и генеративной ситуации, выдвинутую А.И. Ракитовым применительно к компьютерной революции. Это позволило реализовать последовательный компаративный анализ информационных революций, прошедших за всю историю человеческого общества [16, 24]. Г.П. Отюцким предложен научно обоснованный алгоритм исследования сущности каждой информационной революции и ее антропологических аспектов: «во-первых, рассмотреть историю развития технического базиса информационных процессов общества; во-вторых, эту историю следует сопоставить с историей смены форм и способов информационной деятельности человека и человечества, изменением содержания информационных процессов на конкретных этапах исторического развития, иными словами – необходимо выявить последовательность информационных революций; в-третьих, целесообразно рассмотреть специфику социальных последствий рассматриваемых изменений» [24, с. 107-108, а также 12].

В качестве одного из методологических оснований исследования в информационной антропологии выступает философское понимание информации. Г.П. Отюцкий опирается на атрибутивный подход к информации, что позволяет ему с широких методологических позиций представить структуру информационной реальности, важнейшим компонентом которой являются процессы социальной коммуникации, а также дать обоснованное представление человека как информационной системы на основе методологии З. Фрейда. Он предлагает четырехкомпонентную модель, в которой соотношение трех элементов соответствуют идеям З. Фрейда о соотношении элементов человеческой психики: инфо-ид (info­id) – психологический (подсознательный, бессознательный) информационный уровень человеческой личности, инфо-эго (info­ego) – информационный уровень сознания личности (осознанный компонент психики), инфо-суперэго (info­superego) – информационный «надсознательный» компонент психики – та система общественного сознания, в рамках которой функционирует индивидуальное сознание личности. Эти элементы характеризуют преимущественно психосоциальную сущность человека.

Четвертый компонент модели Г.П. Отюцкий вводит с тем, чтобы учесть не только социальную, но и биосоциальную природу человека. В качестве такого компонента выступает инфо­биоэго (info­bioego) – тело человека в его преимущественно природном (биофизико­химическом) окружении [23; 25].

Г.П. Отюцкий намеренно избегает понятия «информационное общество», считая его методологически несостоятельным. Поддерживая позицию М. Кастельса [3], выдвинувшего концепцию информационального общества, Г.П. Отюцкий отмечает, что «неинформационных обществ попросту не бывает. Это фантастическое предположение было бы справедливым, если можно было представить общество как совокупность изолированных индивидов. Однако общество становится обществом как раз тогда, когда составляющие его индивиды вступают в социальные взаимосвязи и отношения самой различной природы: экономические, политические, социальные и другие.

Общение людей в рамках этих взаимосвязей становится возможным лишь на основе реализации коммуникативной функции культуры, на основе организации системных потоков информации, вначале относительно простых (в масштабах рода, племени, союза племён), затем – все более сложных, вплоть до всемирной информационно-коммуникативной сети Интернет.

Таким образом, информационным является любое общество. Другое дело, что общества различаются по качеству информационных потоков и технологической основе их организации. Так, принципиальная новизна обществ письменной культуры как раз и заключалась в том, что возникла возможность отделить информацию от её непосредственных носителей, закрепить и передавать новым поколениям пока ещё достаточно узкого круга людей: ученых, правителей, духовенства различных религий и др.

Новизна «Вселенной Гутенберга» определялась тем, что письменные источники стали общедоступными. По аналогии с «Вселенной Гутенберга» современное общество по праву может быть названо «Вселенной Билла Гейтса», поскольку именно с именем Гейтса и его сподвижников связаны наиболее распространённые современные информационные технологии. Поскольку основой этих технологий послужила расширяющаяся компьютеризация общества, то процесс организации информационных потоков на этой основе получил название «информатизация». Поэтому не информация как таковая, а именно особый способ формирования, распространения и передачи информации, выраженный понятием «информатизация», и является той характеристикой, которая, среди прочих, отличает современное общество от предыдущих этапов развития человечества. Такой технологический способ может быть охарактеризован как информационно-коммуникационная парадигма общества. Поэтому справедливо назвать современное общество «информатизационным» (от: компьютеризация + информация)» [16, с. 67– 68].

Рецензент намеренно приводит столь длинную цитату, чтобы продемонстрировать стиль изложения рецензируемых публикаций: убедительность и аргументированность обоснования выдвигаемых тезисов.

Особое место в концепции Г.П. Отюцкого занимает исследование человека в эпоху компьютерной революции. По мнению Г.П. Отюцкого, «все более актуальным становится раздел информационной антропологии, который может быть обозначен как компьютерная антропология. Иначе говоря, это сфера философско-антропологического (и культурно-антропологического) осмысления тех последствий компьютерной революции, которые оказываются значимыми непосредственно для человека. Именно в рамках компьютерной антропологии может быть осмыслена, наряду с социогенной, антропогенная функция компьютерной революции, её влияние не только на социальную, но и на биоантропологическую составляющую человека» [21, с. 94].

Следует согласиться с позицией автора о том, что «информационный мир эпохи компьютерной революции по-новому задаёт статус человека», формирует новый тип рациональности – «новой социальной логики организации человеческих отношений» [21, с. 99-100]. В этой же публикации автор анализирует феномен компьютерного поколения, дает характеристику «человека кликающего», анализирует процессы развития социальных структур в компьютерную эпоху.

Заслуживают внимания публикации Г.П. Отюцкого по взаимодействию культуры и информационной реальности, в том числе информационным аспектам межкультурных коммуникаций [19, 20]. Он считает, что «социальная (в том числе межкультурная) коммуникация, или информационный обмен, понимается как движение смыслов в межкультурном социальном пространстве и времени. Под смыслами подразумеваются различные формы их бытия: знания, умения, эмоции, стимулы и их производные – убеждения, идеалы, верования, ценностные ориентации» [20, с. 64].

Г.П. Отюцкий одним из первых специально характеризует информационные аспекты проблемы межкультурной коммуникации. В их числе: «особенности субъектов межкультурной коммуникации (информационного обмена) – коммуниканта и реципиента, или актантов; характеристики системы культурных смыслов (выделим, в частности, информационные аспекты культурных смыслов традиций и обычаев); особенности знакового отображения (кодирования и раскодирования) этих смыслов; проявляемая в процессе информационного обмена специфика понимания (или непонимания) смыслов одной культуры представителями другой культуры» [20, с. 65].

В публикации специально рассматриваются информационные аспекты инструментального и понимающего подходов к исследованию межкультурной коммуникации, а также выделяются информационные типы межкультурной коммуникации – вербальные и невербальные [20].

Хотелось бы пожелать автору более широко рассмотреть аксиологические аспекты информационной стороны культурной реальности, опираясь на идею базовых аксиологических моделей [7], а также уделить внимание информационным аспектам межкультурного диалога, тем более, что эта тематика также достаточно близка автору [см., напр.: 10, с. 213-214, а также 9]. Справедливости ради следует отметить, что аксиологическая проблематика рассматривается автором применительно к информации: «Современный человек формируется и функционирует в таком обществе, в котором информация выступает в качестве главного ресурса общества, доступного массовому потребителю. Она все более проявляется как самостоятельная социальная ценность и приобретает характеристики, прежде присущие лишь капиталу» [22, с. 98].

В публикации, завершающей цикл 12-ти лекций по информационной антропологии, Г.П. Отюцкий попытался дать обзор антропологии Интернет с позиций ее структуры, проблематики и основных задач. Здесь анализируются социальные и технологические условия, изменяющие как специфику социального пространства современного человека, так и его сущностные характеристики [22]. Автор подчеркивает, что «наиболее значимые изменения, детерминируемые внедрением Интернета, происходят на антропологическом уровне, на уровне изменения способов бытия личности в современном обществе и на уровне содержательного изменения такой личности» [22, с. 99].

Анализируя изменение логики освоения окружающего мира, Г.П. Отюцкий стремится дать характеристику клиповому мышлению и выявить его реальные опасности, которые заключаются «не только (и не столько) в том, что клиповое мышление разрушает целостность картины мира и делает ее мозаичной, но в том, что она разрушает каузальные (причинно-следственные) связи: постепенно деактуализируется навык логического пути от посылок к заключению, от аксиом к доказательству. Причины и следствия становятся равнозначными, поскольку в системе гипертекста можно двигаться (в противоположность линеарному мышлению) как от первого ко второму, так и от второго к первому» [22, с. 109].

Г.П. Отюцкий подчеркивает, что предлагаемый им «подход к структуре и содержанию информационной антропологии – далеко не единственный» [22, с. 109], и указывает на варианты структуры и содержания информационной антропологии, разрабатываемые К.К. Колиным, Н.А. Слядневой, Ю.В. Шичаниной и др. [4; 5; 27; 28 и др.].

Вывод. Мировоззренческий и методологический арсенал исследований человека в системе информационной реальности обогатился циклом публикаций, представляющих оригинальную концепцию информационной антропологии. Результаты исследований Г.П. Отюцкого могут быть использованы в учебном процессе по широкому кругу социально-гуманитарных специальностей. Концепция социальной антропологии, предложенная в публикациях, отмеченных в настоящем обзоре, может быть положена в основу широкой научной дискуссии по заявленной теме.

Публикации Г.П. Отюцкого будут полезны всем интересующимся философскими и методологическими проблемами информации, информатизации, места человека в системе информационной реальности.

Список литературы:

  1. Ильченко Д.Н. Информационно-коммуникационные революции как фактор формирования человека информационного (социально-философский анализ): автореферат дис. … кандидата философских наук: 09.00.11 / Научн. рук-ль Г.П. Отюцкий. М.: Моск. гор. пед. ун-т, 2014.
  2. История информатики и философия информационной реальности / Под ред. Р.М. Юсупова, В.П. Котенко. М.: Акад. проект, 2007.
  3. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: пер с англ. М.: ГУ ВШЭ, 2000.
  4. Колин К.К. Информационная антропология: предмет и задачи нового направления в науке и образовании // Вестник КемГУКИ. 2011. № 17. С. 17–32.
  5. Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: социальная информатика. М.: Акад. проект, 2000.
  6. Колин К.К. Эволюция информатики и формирование нового комплекса наук об информации // Научно-техническая информация. 1995. Сер. 1. № 5. С. 1–7.
  7. Кузьменко Г.Н., Евреева О.А. Базовые аксиологические модели социально-философского знания // Ученые записки Российского государственного социального университета. 2009. № 6. С. 111–114.
  8. Матвиенко Д.В. Информационная культурология и информационная антропология как новые научные направления // Культурная жизнь Юга России. 2008. № 3. С. 6–8.
  9. Меликов И.М., Гезалов А.А. Диалог культур и культура диалога: концептуальные основы // Вопросы философии. 2014. № 12. С. 24–35.
  10. Меликов И.М., Гезалов А.А. Культура диалога культур (обзор международной научной конференции) // Вопросы философии. 2015. № 11. С. 210–215.
  11. Отюцкий Г.П. Homo informaticus как новый тип личности информационного общества // Социальная политика и социология. 2003. № 4 (19). С. 219–225.
  12. Отюцкий Г.П. Антропологические аспекты информационных революций // Социальная политика и социология. 2011. № 5 (71). С. 167–181.
  13. Отюцкий Г.П. Информационная антропология: варианты конституирования (размышления по поводу исследований К.К. Колина) // Достижения вузовской науки. 2014. № 13. С. 131–135.
  14. Отюцкий Г.П. Информационная антропология: необходимость конституирования // Ученые записки РГСУ. 2009. №1. С. 86–93;
  15. Отюцкий Г.П. Информационная антропология: объект и проблематика // Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского философского конгресса. Том II. Новосибирск: Параллель, 2009. С. 405–406.
  16. Отюцкий Г.П. Информационно-антропологическое измерение постиндустриального общества // СОТИС – социальные технологии, исследования. 2014. № 1 (63). С. 64–81.
  17. Отюцкий Г.П. Классические исследования в информационной антропологии: Мануэль Кастельс о культуре информационального общества // Система ценностей современного общества. 2012. № 23. С. 55–59.
  18. Отюцкий Г.П. Классические исследования в информационной антропологии: Маршалл Маклюэн о человеке коммуницирующем // Система ценностей современного общества. 2011. № 19. С. 40–45.
  19. Отюцкий Г.П. Культура через призму информации // Ученые записки Российского государственного социального университета. 2009. № 6. С. 10–19.
  20. Отюцкий Г.П. Лекция 10. Информационные аспекты межкультурной коммуникации // СОТИС – социальные технологии, исследования. 2015. № 1 (69). С. 63–80.
  21. Отюцкий Г.П. Лекция 11. Человек эпохи компьютерной революции: развитие методологических подходов к исследованию // СОТИС – социальные технологии, исследования. 2015. № 2 (70). С. 65–82.
  22. Отюцкий Г.П. Лекция 12. Антропология Интернет //
    СОТИС – социальные технологии, исследования. 2015. № 3 (71). С. 98–110.
  23. Отюцкий Г.П. Лекция 5. Человек как информационная система. Окончание // СОТИС – социальные технологии, исследования. 2013. № 2 (58). С. 58–71.
  24. Отюцкий Г.П. Методологические основания анализа информационных революций // Наука и современность. 2011. № 12–3. С. 106–111.
  25. Отюцкий Г.П. Предмет информационной антропологии: человек как информационная система // Информационные и коммуникационные науки в изменяющейся России: Мат-лы междунар. науч. конф. (Краснодар 20–23 сент. 2007 г.). Краснодар: КГУКИ, 2007. С. 127–129.
  26. Полосин Н.Н. Культурная антропология: информационный подход // Информационная культура и эффективное развитие общества: мат. МНК (Краснодар, 21–24 сентября 2005 г.). Краснодар: КГУКИ, 2005. С. 134–136.
  27. Сляднева Н.А. Информационная антропология нового мира // Культура и образование в информационном обществе: мат-лы междунар. науч. конф. (Краснодар, 16–18 сентября 2003 г.). Краснодар: КГУКИ, 2003. С. 42–43.
  28. Шичанина Ю.В. Основные тенденции информационной антропологии // Спектр антропологических учений. Вып. 3. Отв. ред. П.С. Гуревич. М.: ИФРАН, 2010. С. 114–130.

References:

  1. Ilchenko D.N. Informatsionno-kommunikatsionnyie revolyutsii kak faktor formirovaniya cheloveka informatsionnogo (sotsialno-filosofskiy analiz): avtoreferat dis. … kandidata filosofskih nauk: 09.00.11 / Nauchn. ruk-l G.P. Otyutskiy. M.: Mosk. gor. ped. un-t, 2014.
  2. Istorija informatiki i filosofija informacionnoj real’nosti / Pod red. R.M. Jusupova, V.P. Kotenko. M.: Akad. proekt, 2007.
  3. Kastel’s M. Informacionnaja jepoha: jekonomika, obshhestvo i kul’tura: per s angl. M.: GU VShJe, 2000.
  4. Kolin K.K. Informacionnaja antropologija: predmet i zadachi novogo napravlenija v nauke i obrazovanii // Vestnik KemGUKI. 2011. № 17. S. 17–32.
  5. Kolin K.K. Fundamental’nye osnovy informatiki: social’naja informatika. M.: Akad. proekt, 2000.
  6. Kolin K.K. Jevoljucija informatiki i formirovanie novogo kompleksa nauk ob informacii // Nauchno-tehnicheskaja informacija. 1995. Ser. 1. № 5. S. 1–7.
  7. Kuz’menko G.N., Evreeva O.A. Bazovye aksiologicheskie modeli social’no-filosofskogo znanija // Uchenye zapiski Rossijskogo gosudarstvennogo social’nogo universiteta. 2009. № 6. S. 111–114.
  8. Matvienko D. V. Informacionnaja kul’turologija i informacionnaja antropologija kak novye nauchnye napravlenija // Kul’turnaja zhizn’ Juga Rossii. 2008. № 3. S. 6–8.
  9. Melikov I.M., Gezalov A.A. Dialog kul’tur i kul’tura dialoga: konceptual’nye osnovy // Voprosy filosofii. 2014. № 12. S. 24–35.
  10. Melikov I.M., Gezalov A.A. Kul’tura dialoga kul’tur (obzor mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii) // Voprosy filosofii. 2015. № 11. S. 210–215.
  11. Otjuckij G.P. Homo informaticus kak novyj tip lichnosti informacionnogo obshhestva // Social’naja politika i sociologija. 2003. № 4 (19). S. 219–225.
  12. Otjuckij G.P. Antropologicheskie aspekty informacionnyh revoljucij // Social’naja politika i sociologija. 2011. № 5 (71). S. 167–181.
  13. Otjuckij G.P. Informacionnaja antropologija: varianty konstituirovanija (razmyshlenija po povodu issledovanij K.K. Kolina) // Dostizhenija vuzovskoj nauki. 2014. № 13. S. 131–135.
  14. Otjuckij G.P. Informacionnaja antropologija: neobhodimost’ konstituirovanija // Uchenye zapiski RGSU. 2009. №1. S. 86–93;
  15. Otjuckij G.P. Informacionnaja antropologija: ob#ekt i problematika // Nauka. Filosofija. Obshhestvo. Materialy V Rossijskogo filosofskogo kongressa. Tom II. Novosibirsk: Parallel’, 2009. S. 405–406.
  16. Otjuckij G.P. Informacionno-antropologicheskoe izmerenie postindustrial’nogo obshhestva // SOTIS – social’nye tehnologii, issledovanija. 2014. № 1 (63). S. 64–81.
  17. Otjuckij G.P. Klassicheskie issledovanija v informacionnoj antropologii: Manujel’ Kastel’s o kul’ture informacional’nogo obshhestva // Sistema cennostej sovremennogo obshhestva. 2012. № 23. S. 55–59.
  18. Otjuckij G.P. Klassicheskie issledovanija v informacionnoj antropologii: Marshall Makljujen o cheloveke kommunicirujushhem // Sistema cennostej sovremennogo obshhestva. 2011. № 19. S. 40–45.
  19. Otjuckij G.P. Kul’tura cherez prizmu informacii // Uchenye zapiski Rossijskogo gosudarstvennogo social’nogo universiteta. 2009. № 6. S. 10–19.
  20. Otjuckij G.P. Lekcija 10. Informacionnye aspekty mezhkul’turnoj kommunikacii // SOTIS – social’nye tehnologii, issledovanija. 2015. № 1 (69). S. 63–80.
  21. Otjuckij G.P. Lekcija 11. Chelovek jepohi komp’juternoj revoljucii: razvitie metodologicheskih podhodov k issledovaniju // SOTIS – social’nye tehnologii, issledovanija. 2015. № 2 (70). S. 65–82.
  22. Otjuckij G.P. Lekcija 12. Antropologija Internet // SOTIS – social’nye tehnologii, issledovanija. 2015. № 3 (71). S. 98–110.
  23. Otjuckij G.P. Lekcija 5. Chelovek kak informacionnaja sistema. Okonchanie // SOTIS – social’nye tehnologii, issledovanija. 2013. № 2 (58). S. 58–71.
  24. Otjuckij G.P. Metodologicheskie osnovanija analiza informacionnyh revoljucij // Nauka i sovremennost’. 2011. № 12–3. S. 106–111.
  25. Otjuckij G.P. Predmet informacionnoj antropologii: chelovek kak informacionnaja sistema // Informacionnye i kommunikacionnye nauki v izmenjajushhejsja Rossii: Mat-ly mezhdunar. nauch. konf. (Krasnodar 20–23 sent. 2007 g.). Krasnodar: KGUKI, 2007. S. 127–129.
  26. Polosin N.N. Kul’turnaja antropologija: informacionnyj podhod // Informacionnaja kul’tura i jeffektivnoe razvitie obshhestva: mat. MNK (Krasnodar, 21-24 sentjabrja 2005 g.). Krasnodar: KGUKI, 2005. S. 134–136.
  27. Sljadneva N.A. Informacionnaja antropologija novogo mira // Kul’tura i obrazovanie v informacionnom obshhestve: mat-ly mezhdunar. nauch. konf. (Krasnodar, 16-18 sentjabrja 2003 g.). Krasnodar: KGUKI, 2003. S. 42–43.
  28. Shichanina Ju.V. Osnovnye tendencii informacionnoj antropologii // Spektr antropologicheskih uchenij. Vyp. 3. Otv. red. P.S. Gurevich. M.: IFRAN, 2010. S. 114–130.

Оставить комментарий