Антропологические риски информационного общества

Скородумова О. Б.

Антропологические риски информационного общества

Развитие информационного общества и формирование его новой стадии – общества знания вызывает потребность в анализе противоречий, связанных с интенсивным развитием новых информационных технологий, процессами модернизации и их революционным влиянием на все сферы общественной жизни. Интенсивность перемен в экономической сфере непосредственно влияет и на динамику социума в целом. Сложность экономических и социальных систем резко возрастает, приближаясь к уровню сложности высокоорганизованных систем в живой природе. Не случайно в своей книге «Бизнес со скоростью мысли» Билл Гейтс вводит понятие «электронной нервной системы», тем самым перенося антропоморфные характеристики на экономику в целом[5]. В свою очередь, сверхсложность порождает синергетические эффекты, связанные с неустойчивостью систем, что ведет к противоречивости и нестабильности существования человека в современную эпоху. В данной статье ставится задача проанализировать специфику антропологических рисков, возникающих в информационном обществе, выявить противоречия общества знания, как наиболее развитой стадии информационного общества, рассмотреть диалектику потребностей современной эпохи в противоречивом единстве инновационных возможностей, предоставляемых информационной средой и ее угрозами личности человека.

 

Риск как базисный фактор информационной эпохи

 

В современной научно-исследовательской литературе понятию «риск» как базовому конструкту информационного общества уделяется повышенное внимание[1;2;3]. Причина обращения к понятию «риск» во многом обусловлена возрастанием сложности современных общественных структур, и, как следствие, снижением уровня их управляемости, а во многих случаях, принципиальной неуправляемостью. В рамках индустриализма сложилось представление о рациональном человеке, который стремится в своей экономической деятельности к максимальной выгоде, ищет пути минимизации расходов, рационально выстраивает отношениям с окружающими его людьми. Появление современной информационной инфраструктуры приводит к насыщенности информационных потоков, в которых сложно ориентироваться, к резкому обострению конкурентной борьбы, к предельно короткой жизни продукта, на смену которому приходит новый продукт. Это способствует тому, что востребованными становятся инновации, создание которых опирается в большей мере на творческий порыв, инсайт, чем трезвый последовательный расчет. Ориентация на инновации породила и повышенный интерес к самому понятию «риск».

В современной литературе нет однозначного определения «риска». В то же время можно выделить основные аспекты, характеризующие риск.

  1. Риск связан с той или иной степенью неопределенности, зависит от случайных событий.
  2. В ситуации риска присутствует момент выбора альтернативных решений, т.е. рисковать либо не рисковать.
  3. Риск предполагает его вероятностное измерение, при котором можно прогнозировать степень вероятности ожидаемых результатов.
  4. Понятия «риска» по своей природе диалектично, оно включает в себе как вероятность возникновения негативных явлений, так и получения получение побочных положительных результатов.

Риск определяется совокупностью как внешних, так и внутренних факторов. Он обусловлен как деятельностью людей, выбирающих альтернативные решения и рассчитывающих степени вероятности из исхода, так и общей социоэкономической и социокультурной ситуацией.

Предполагая осознанный выбор, риск является важнейшим фактором, стимулирующим инновационную деятельность.

 

Функции риска в современном обществе

 

Специфика современных экономических отношений такова, что каждый ее участник находится в поле острейшей конкурентной борьбы. Конкуренция делает востребованным поиск нетрадиционных методов ведения бизнеса. Способность рисковать — один из путей успешной дея­тельности. В этом проявляется конструктивная форма риска, выполняющего инновационную функцию.

Регулятивная функция риска проявляется в том, что в ситуации авантюрных, непродуманных решений, низкой квалификации, отсутствии должного учета закономерностей общественного развития, он выступает в качестве дестабилизирующего фактора, в конечном итоге, ведет к кризису. Таким образом, отсеиваются «слабые» организации, передовые — получают дополнительные преимущества.

Защитная функция риска выражается в том, что, став естественным, риск приучает не только к извлечению выгод в случае успеха, но к готовности преодоления неудач.

Из сферы экономики понятие «риск» переходит и в другие сферы общественной жизни. С риском связывается развитие науки в информационном обществе. В современной научной парадигме признается принципиально нелинейный характер развития научного знания. Междисциплинарный принципы синергетики, опирающие на понятие флуктуации, как любого, на первый взгляд, незначительного события, способного вызвать принципиально новые изменения в системе, постулируют непредсказуемость сверхсложных систем.

По мнению К.Майнцера, активность исследовательских новаций может определяться посредством аттракторов, выдвигаемые идеи, концепции, как бы притягивают к себе остальных членов научного сообщества, возникает своеобразная конкуренция аттракторов. При возникновении неустойчивых состояний группы могут распадаться, возникает состояние хаоса, в рамках которого возможны флуктуации, приводящие систему научного знания к точке бифуркации с возможностью возникновения принципиально новых уровней решения проблемы. «Создается впечат­ление, что динамика науки реализует­ся фазовыми переходами на бифурка­ционной диаграмме с возрастающей сложностью. Иногда научные пробле­мы хорошо определены и приводят к четким решениям. Однако существу­ют состояния типа странных аттракто­ров в теории хаоса» [11,с.410]. Глобальная информационная среда создает возможность моделирования науки как сложно организованной системы. При этом моделируется многомерное пространство, фиксирующее циркуляцию научных проблем. Но нелинейная динамика развития науки не дает возможности сделать точные прогнозы. На ее основе невозможно сказать, какие области исследования окажутся тупиковыми, а какие приведут к революционному прорыву. В связи с этим интеллектуальные и экономические инвестирования всегда связаны с неопределенностью, с риском. Риск при этом способен выполнять прогностическую функцию.

 

Социокультурная динамика информационного общества и антропологические риски

 

Исследования информационного общества в контексте выделения его специфики как стадии развития постиндустриального общества во многом были обусловлены выходом фундаментального труда М. Кастельса «Информационная эпоха: экономика, общество, культура» [8]. Понятие «информационное общество прочно входит в научный и политический оборот. На первый план выходит коммуникационный аспект. Именно из революционных изменений в сфере коммуникации выводятся и изменения в социуме и его культурной составляющей.

Главный акцент делается на информационные сети, которые связывают пользователей и могут оказать глубокое воздействие на организацию времени и пространства, структуру общества и личности. Формирование единой информационной инфраструктуры в связи с развитием процессов глобализации рассматривается как базовая основа для построения информационного общества[6].

Потоки информации в Глобальной сети Интернет рассматриваются исходя из принципа распределенной сети, которая по своей структуре аналогична понятию «ризомы» в постмодернизме. С точки зрения постмодернистской парадигмы информационное общество представляет собой реализацию основных тенденций развития человечества, обусловленных крушением ценностей модерна. Одной из базовых тенденций является реконструкция структур традиционного общества, которая приводит к децентрализованности социальных структур, разрушению иерархической системы ценностей, ризомному характеру социальных связей. Реконструкция социума, с точки зрения постмодернизма, связана с переходам от индустриального капиталистического общества к постиндустриальному, информационному или метакапиталлизму. В этом обществе информация, связанная с созданием, воспроизведением и хранением смыслов, приобретает решающую роль. Формой хранения информации является «симулякр» как модель реального объекта или события. Современный человек теряет связь с реальным миром. Он живет среди моделей-симулякров. В результате противоположность настоящего и искусственного исчезает. В политике благодаря репродуцированию идеологий, снимается различие между правым и левым, в науке – между истинным и ложным. Средства массовой информации «охотятся за сенсациями» или искусственно их создают. В предшествующих типах общества имелась вера – сначала религиозная, потом научная, которая давала представление о конечной цели. В информационную эпоху технологическое развитие привело к тому, что внимание переключилось с целей на средства. Не поиск истины, а решение статусных проблем стало главным.

Создание новой информационно-коммуникационной виртуальной среды приводит к возникновению целого ряда антропологических рисков. Прежде всего, это риск утраты идентичности. Организующим принципом культурной жизни человека в информационном обществе становится принцип трансформации. Игровая деятельность пронизывает все сферы социальной жизни. Она считается тем многограннее и эффективнее, чем более раскрепощена психика. Освобожденная от традиционных запретов психика получает возможность реализовать себя самым невероятным образом. Возникает новый тип сознания, где, подобно вспышкам молнии, интуитивные озарения переплетаются с догадками разума, наука включает в себя элемент религиозного мировоззрения, религия пользуется данными науки, высокая культура мирно сосуществует с массовой. Конструирование действительности становится основополагающим свойством человека. «Новый человек» теряет стержневую основу. Возникает так называемый «феномен Протея», когда жизнь превращается в калейдоскоп образов, в набор ролей, продуцируемых сознанием человека под влиянием масс-медиа. Противоречивая сущность антропологического риска утраты идентичности проявляется в том, что с одной стороны, личность человека становиться многограннее, расширяется возможность выбора и творческих экспериментов, а с другой стороны, теряется связь с реальным миром, размывается представление о собственном статусе, целях и смысле жизни

В начале XXI века акцент в анализе социальных реалий информационного общества сместился в сторону интереса к знаниям как особому виду информации. Программный доклад ЮНЕСКО «К обществам знания» (2005) [7] стимулировал исследования место и роли знания в социуме и в жизни человека современной эпохи. На ранних стадиях развития информационного общества лавинообразный рост информации и ее ценностная нейтральность привели к ситуации «информационного шока» (в терминологии Э.Тоффлера) [13]. Встала задача: выделить в потоке информации наиболее значимые, упорядоченные и ценностно- ориентированные сведения, опираясь на которые, человек может осуществлять эффективные действия. Была выявлена специфика знания, которая состоит в том, что знание ориентировано на деятельность. Г. Бехманн утверждает, что знание означает способность к действию[4]. Сам процесс овладения знанием находится в постоянной динамике. Меняются стандарты, требования, базовые сведения, полученные в рамках специального и высшего образования, быстро устаревают. Для того чтобы быть успешным в современном мире необходимо достаточно быстро обновлять имеющиеся знания и виды деятельности. В связи с этим возникают специфические риски, которые можно было бы назвать антропологическими рисками гиперактивности. Они связаны с тем, что специалист на рынке труда вынужден постоянно менять профиль деятельности, чтобы быть востребованным. Информационное общество требует систематического повышения квалификации. Информационные технологии и связанный с ними характер деятельности меняются столь быстро, что речь идет о необходимости непрерывного обучения в течение всей жизни. Возрастание рисков связано и с полистандартизацией. Обучающейся сам выбирает тот или иной стандарт обучения. В условиях конкуренции и борьбы за потребителя предлагаемые курсы в целях рекламы не всегда способны предоставить качественную учебную информацию. Возникает реальная возможность фальсификаций и спекуляций на модных, но мало продуктивных темах.

Жесткая конкуренция требует быстрых, оригинальных решений. В связи с острой потребностью в инновационных инициативах возрастает значимость чуткого реагирования на запросы сегодняшнего дня. Одной из важнейших проблем является выработка особых качеств, связанных с постоянным переобучением и своего рода «перепрограммированием» самого себя в зависимости от меняющихся потребностей интенсивно развивающейся деловой среды. М Кастельс [9] вводит особое понятие: «самопрограммирующаяся рабочая сила», которое достаточно точно отражает потребности информационного общества. Возникает необходимость непрерывного обучения: накопленный работником запас знаний и информации может расширяться и видоизменяться на протяжении всей трудовой жизни. В результате от специалиста требуется не просто освоение определенного знания, а, в первую очередь, владение методологией поиска нового. В современном обществе достаточно сложно определить, какой фрагмент имеющегося знания понадобиться специалисту для решения той или иной нестандартной проблемы. В поисках компенсации привлекаются значительные массивы информации. Знание теряет системность и целостность, часто превращаясь в мозаичный набор отдельных фрагментов, обеспечивающих те или иные срезы деятельности. Противоречивость антропологического риска гиперактивности состоит в том, что, с одной стороны, человеку представляется возможность выбора широкого поля нестандартных творческих решений. С другой стороны, расширение информационной насыщенности человека, в том числе и на уровне знания, не может быть бесконечным. Существуют биологические пределы как восприятия информации, переработки ее, так и использования в деятельности. Постоянная смена деятельности порождает усталость, депрессию, которую пытаются снять уходом в новые, как правило, игровые виды активности. Это только усугубляет ситуацию. Подобного рода гиперактивность приводит к серьезными последствиями вплоть до психических заболеваний[12].

Противоречивый характер развития информационного общества приводит к возникновению антропологического риска утраты доверия. По мнению М Кастельса, риск утраты доверия проявляется наиболее ярко в политической сфере[10]. В то же время существуют предпосылки для его возникновения, уходящие корнями в специфику общества знания как современной стадии развития информационного общества. Г. Бехманн считает, что расширение знания ведет к потребности нового знания, что порождает парадоксальную ситуацию постоянного дефицита знания. «Информация глубоко амбивалентна. Одновременно она явля­ется событием и чем-то от него отличным. Помогая, она привносит беспокойство. Она содержит в себе собственную противополож­ность, в один и тот же момент репродуцируя и знание, и незнание. В качестве информации она способствует дальнейшей реализации одних возможностей, но также она подпитывает наше знание о су­ществовании других возможностей. Информация не должна быть корректной, а всего лишь пластичной. Она должна способствовать кристаллизации возможного, обеспечивая необходимые операции и при этом транслируя амбивалентность знания и незнания следую­щей ситуации. В этом смысле информационное общество является хронически недоинформированным» [4,с.58].

Базовым для функционирования информационного общества является принцип доверия. В информационном обществе инновации и принцип доверия приобретают статус движущих сил его развития. Это отчетливо прослеживается на примере условий реализации бизнеса по требованию, который способен принести значимый экономический эффект. Одной из базовой идеей стратегии «бизнеса по требованию» является предоставление возможности аренды информационных услуг и технологий. Возникающая при этом возможность контроля финансовых потоков и бухгалтерской отчетности со стороны центра арендодателя допустима лишь в том случае, если существует уверенность в честности и прозрачности намерений арендодателя. Без реализации принципа доверия невозможно и решение проблем информационной безопасности. Гарантии отсутствия утечки информации по клиентским базам данных и персональным данным сотрудников могут быть осуществлены лишь при условии доверия к структурам, обеспечивающим безопасность. Проблема идентификации личности в информационном обществе путем широкого внедрения электронной цифровой подписи и электронных паспортов также базируется на доверии к государству и удостоверяющим центрам.

Противоречивость антропологического риска утраты доверия состоит в том, что потребность доверия для успешного функционирования информационного общества тесно связана с ростом недоверия во всех сферах жизни.

Рост недоверия наблюдается не только на уровне социальных сетей, демонстрирующих оппозиционные по отношению к господствующей власти настроения. В последнее время наблюдается тенденция к информационному изоляционизму не только со стороны Востока, в частности Китая, реализовавшего проект «Золотой щит», благодаря которому население Китая лишено свободного доступа к ресурсам Интернета, но и со стороны США, Евросоюза, России на законодательном уровне утвердивших возможность контроля Интернета.

Особенно необходимо установление доверия между властью и народом. Однако рост оппозиционно настроенных граждан практически во всех странах мира свидетельствует об обратном. Политические процессы во всем мире демонстрируют тенденцию к персонализации политики. Имиджмейкеры создают образ политического лидера, который в дальнейшем либо поддерживается, либо критикуется СМИ. Главным в этом процессе выступают не идеи, заложенные в избирательных программах, а способ подачи образа кандидата, который формируют СМИ. Как считает М.Кастельс: «В долгосрочном плане это ведет к дальнейшему усугублению кризиса политической легитимности, росту недоверия к демократическомй процессу» [10,с.229]. Антропологические риски утраты доверия при этом могут стать серьезным препятствием на пути дальнейшего развития информационного общества.

Заключение

Подводя итоги, следует отметить, что развитие информационного общества на его современной стадии, называемой обществом знания, носит противоречивый характер, связанный с объективными потребностями в развитии данного обществами и теми антропологическими рисками, которые при этом возникают. Наиболее значимыми потребностями являются: потребность в самоидентификации, новом знании и соответствующих ему видах деятельности, доверии. Реализация этих потребностей порождает специфические риски: утраты идентичности, гиперактивности, утраты доверия, которые являются определяющими для современной стадии развития информационного общества. Следует отметить, что они являются сущностными проявлениями информационной эпохи и принципиально неустранимы. Их исследование дает возможность изучить характер проявления данных антропологических рисков и в дальнейшем выработать стратегии управления ими.

Список использованной литературы

  1. Бауман З.Текучая современность. – СПб.:Питер, 2008.
  2. Бек У.Общество риска. На Пути к другому модерну. – М.:Паблишинг, 2007.
  3. Бехман Г. Современное общество: общество риска, информационное общество, общество знаний. – М.:Логос. 2010.
  4. Бехманн Г. Общество знания-трансформация современных обществ//Концепция общества знания в современной социальной теории. –М.:РАН ИНИОН, 2010.
  5. Гейтс Б. Бизнес со скоростью мысли. – М.:ЭКСМО, 2007.
  6. Дракер П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология. – М.: Academia, 1990.
  7. К обществам знания. Всемирный доклад ЮНЕСКО.- Париж.: ЮНЕСКО, 2005: http://www.ifap.ru/library/book042.pdf
  8. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. –М.:ГУ ВШЭ, 2000.
  9. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. – Екатеринбург.: У-ФАКТОРИЯ, 2004.
  10. Кастельс М.Коммуникация, власть и контр-власть в сетевом обществе //Концепция общества знания в современной социальной теории. –М.:РАН ИНИОН, 2010.
  11. Майнцер К. Сложносистемное мышление: Материя, разум человечество. Новый синтез. – М.:Либроком, 2009.
  12. Спиркина Т. Особенности эмоционально-личностной сферы пользователей сети Интернет, склонных к Интернет-зависимости// Медицинская психология в России №6 (11), 2011: http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2011_6_11/nomer/nomer18.php
  13. Тоффлер Э. Шок будущего. – М.:АСТ. 2008.

Скородумова О. Б.

Антропологические риски информационного общества

Ключевые слова: информационное общество, информационная революция, глобализация, риск, инновация, творчество, принцип доверия.

Аннотация: В статье рассматриваются процессы модернизации, происходящие в информационном обществе и их влияние на человека. Дается характеристика особенностей информационного общества на современной стадии развития. Охарактеризованы новые условия существования человека с точки зрения как позитивных, так и негативных составляющих. Рассматриваются потенциальные угрозы личности человека и возможные способы их деструктивного воздействия.

Skorodumova O. B.

Anthropological risks of information society

Keywords: information society, information revolution, globalization, risk, innovation, creativity, principle of trust.

Summary: In the article the processes of modernization happening in information society and their influence on the person are considered. The characteristic is given to features of information society at a modern stage of development. New living conditions of the person are characterized from the point of view of both positive, and negative components . Potential threats of the identity of the person and possible ways of their destructive influence are considered.

Оставить комментарий