Современная этико-правовая и институциональная база развития биомедицинских клеточных технологий в Китайской Народной Республике.

Кузьменко Г.Н.

biomed-chinaРеферат: Динамизм новой китайской медицины практически не затронул традиционные основы врачебного кодекса, прагматизм в отношении к нравственной составляющей. Государство сосредоточилось на этико-правовом сопровождении биотехнологий, в частности, биомедицинских клеточных технологий. Жесткие нормативные требования к производству, хранению и использованию разных видов стволовых клеток, которые были приняты Правительством КНР в последнее время, объективно позволяют Китаю реализовывать продукты и услуги в сфере клеточных технологий не только у себя в стране, но и за рубежом.
Ключевые слова: биоэтика; биомедицинские технологии в современном Китае.

Начало третьего тысячелетия стало качественно новым этапом в социально-экономическом развитии Китая, который может получить название этапа «обгоняющего развития». В октябре 2002 года в Пекине состоялся очередной XVI съезд КПК, на котором была поставлена амбициозная задача выхода страны на уровень экономически развитых стран и признана необходимость смены модели социально-экономического роста. Достигнуть заявленного уровня следовало уже не экстенсивным путем, хотя его ресурс в Китае был по-прежнему достаточен для движения вперед, а используя фактор научно-технического прогресса. Эта установка была подтверждена на следующих XVII (2007 г.) и XVIII (2012 г.) съездах КПК – «ядром стратегии государственного развития, ключом к повышению совокупной мощи страны» должно было стать государство инновационного типа [11,10]. В соответствии с принятой стратегией в настоящее время развитие страны с опорой на собственную передовую и самодостаточную научно-производственную базу является приоритетом для Правительства КНР.

Основой для ускоренного развития высоких технологий стал пул специальных государственных программ, начавших действовать еще в 80-е гг., среди которых Национальная программа развития ключевых технологий (NKTRDP), Национальная программа научных исследований высоких технологий и развития – Программа «863», Государственная программа «Искра», Генеральная программа «Факел и другие [4]. В этих стимулирующих инновационное развитие программах в обязательном порядке присутствует биотехнологическое направление, в рамках которого поддержаны прорывные технологии, в том числе, приоритетно (более 50%), в так называемом «красном» цветовом спектре международной цветовой классификации – обеспечение здоровья человека (биофармацевтика и биомедицина). После XVI съезда КПК была усилена специальная политика властей в налоговом, финансовом и трудовом регулировании. Сделан акцент на формировании развитой системы «зон высоких новых технологий», включающих биотехнопарки (Пекин, Шанхай, Чанчунь, Гуанджоу и другие города). Финансирование биотехнологической отрасли в КНР только за первые пять лет (2001 – 2005 гг.) увеличилось на порядок – с 0,1 до 1,2 млрд. долларов [8]. По совокупным инвестициям, планируемым государством в НИОКР до 2020 года, доля биотехнологий должна превысить 10 % [8]. С начала 2000-х гг. Министерство здравоохранения, Министерство науки и техники, Министерство образования начинают систематизировать в качестве суботраслевой структуры китайского биотеха этико-правовую и институциональную базу биомедицинских клеточных технологий.

Чтобы правильно оценить функционирование этой базы, особенно ее этико-правовой части, необходимо сделать краткий исторический экскурс. Интерес к здоровью человека, косвенно проявленный в государственном планировании инноваций, не является данью политической или научной конъюнктуре, но глубоко укоренен в китайской цивилизации [3]. Он изначально вписан в мировоззренческий код нации, предполагающий оптимальный способ существования живого существа как гармонию находящихся в нем природных стихий, энергий, состояний. Отсюда характерный для китайской культуры натурфилософский акцент на «земной» жизни, ее полноте и длительности, где наряду с богатством и социальным статусом атрибутивно выступает физическое здоровье. Поддержание такого синкретичного состояния гармонии оригинальным путем воздействия на органы тела и стало основной задачей зарождающейся в далеком прошлом китайской медицины. Общее пантеистическое основание, скрытый или явный антропологический натурализм религиозно-философских взглядов традиционных для Китая конфуцианства, даосизма и разновидности буддизма, оказали соответствующее влияние на медицинскую этику. В ней подразумевалось вторичность индивидуального, что отразилось в соответствующей иерархии ценностей, когда истинным субъектом морального действия и его целью был не сам больной, но его семья или его род. Некоторые современные китайские исследователи (Хунвэнь Ли, Яли Конг, другие) говорят об историческом становлении особой «врач – семья» модели отношений в национальной медицине [12]. В таких условиях цели больного не всегда могли совпадать с целями других участников процесса лечения, а, следовательно, могли игнорироваться. Начавшее в XVII веке проникновение европейской медицины в Китай слабо влияло на этот характерный для традиционного общества подход.

Революции XX века в Китае, основание в 1949 г. Китайской народной республики привели к коренной перестройке принципов здравоохранения. По образцу советской, так называемой «модели Семашко» (первый нарком здравоохранения СССР), началось выстраивание лечебно-профилактической сети, всеобъемлющей системы первичной медицинской помощи, максимально приближенной к пациентуре. Несомненные достижения Китая в этом направлении, выраженный демократизм новой китайской медицины, тем не менее, практически не повлияли на традиционные основы врачебного кодекса, в нем сохранился определенный прагматизм в отношении к нравственной составляющей. Определенную роль здесь сыграл марксизм, комплементарный к коллективным формам социального бытия. Здесь имеет смысл вспомнить установку уже упомянутого выше Н.А. Семашко на ответственность врача не столько перед больным, сколько перед классом, народом, партией и правительством [7]. Такой же подход был заложен в системе здравоохранения Китайской Народной Республики.

При этом, как и в СССР, в Китае с 70-х годов прошлого века развивается отдельное направление, связанное с био- и медицинской этикой, а в 80-х разрабатываются и начинают читаться специализированные курсы в медицинских учебных учреждениях. В 1983 году вышел первый китайский учебник по медицинской этике автора Цю Хиангхинга, открывший линейку специализированных учебных и учебно-методических пособий. В конце 80-х основывается Китайская ассоциация по медицинской этике.

Развитие этического компонента китайской медицинской науки, образования и практики получает соответствующее отражение в государственных документах. С середины 80-х гг. Министерство здравоохранения КНР начинает выпуск сводов руководящих принципов медицинской этики, а в 1998 году публикует первый предварительный документ, в котором определен порядок этических параметров биомедицинского исследования человека. Следует отметить, что в этих и последующих документах министерства присутствует как этический, так и правовой аспект. Однако, несмотря на указание о юридической ответственности за проводимые (учеными, администрацией) действия, игнорируется четкая юридическая санкция по отношению к ним. В начале 2000-х самими китайскими авторами отмечалось, что «существующие правовые и нормативные положения, связанные с этическими аспектами биомедицинских исследований показывает, что китайские нормативные положения и руководящие принципы … в отличие от европейских и американских правил, не преследуются по закону» [9].
В то же время, в такого рода документах Правительства КНР изначально был установлен коррелят с документами международными, такими как Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека (ЮНЕСКО, 1997), Конвенции о правах человека и биомедицине (Совет Европы, 1997) и Хельсинкская декларация Всемирной медицинской организации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека» (редакция 2000 года).

Начало тысячелетия выразилось в акцентировании внимания государства на этико-правовом сопровождении биотехнологий, в частности, биомедицинских клеточных технологий. Активная разработка на этом этапе нормативной документации свидетельствует об институциализации данного направления научных исследований в КНР, серьезного расширения материально-технической базы и перспективах коммерциализации его продуктов. О том, что эти перспективы были оценены верно, свидетельствует анализ динамики финансовых показателей биотехнологических компаний в мире [2].

Значимым документом нового этапа 2000-х гг. стали «Этические принципы относительно эмбриональных стволовых клеток», которые были разработаны совместно Министерством науки и техники и Министерством здравоохранения в декабре 2003 года [16]. В преамбуле этого документа выражено уважение к международным этическим принципам в биоинженерии. Далее декларируется запрет на клонирование человека и устанавливаются границы терапевтического клонирования. Особо подчеркивается запрет на торговлю человеческими эмбрионами, добровольность пожертвования биоматериала, информирование и конфиденциальность соглашений между донором и заинтересованной организацией. В документе отдельным пунктом прописана роль комитетов по этике в сопровождении фаз исследований.

Расширение фронта клеточных исследований через ряд промежуточных нормативных актов Правительства КНР («О трансплантации органов человека» 2007 г. [12], «Стандарт исследований стволовых кроветворных клеток полученных из пуповинной крови» 2009 г.[13] «Об усилении функций контроля над стволовыми кроветворными клетками, полученными из пуповинной крови» 2011 г. [14], другие) привело в марте 2013 года к появлению еще одного важного регулирующего документа. Государственный комитет по здоровью и планированию семьи КНР опубликовал обширное «Положение, регулирующее изучение и клинические испытания стволовых клеток» [15]. В документе констатируется определенный прогресс в исследовании стволовых клеток разных классов в КНР, который получил мировое признание. Тем не менее, по мнению авторов документа, ряд параметров (эффективность, безопасности, ресурсность и др.) в условиях слабой проработки этико-правовой базы несет в себе риски, в том числе, для больных.

Клеточные технологии отличаются от традиционных лекарств, а значит, требуется строгое управление качеством клинических испытаний и выдерживание их сроков. Отдельно в «Положении …» указано на необходимость соблюдения этических принципов при проведении клинических испытаний. В системе административных органов и экспертов разного уровня официально подтвержден, в качестве необходимого, такой элемент как «Комиссия по этике». В документе прописана процедура подачи заявок в соответствующие государственные органы теми учреждениями, которые приняли решения о проведении клинических испытаний со стволовыми клетками разного класса. Если в процессе проведения испытаний выявлены серьезные побочные эффекты, то согласно «Положению …» испытания должны быть немедленно прекращены и информация об этом доведена до компетентных органов, в том числе, в профильную комиссию по этике. В документе подчеркнуто, что резюмирующий результаты исследования доклад в комиссию по этике должен быть при любом исходе испытаний. В нем необходимо дать информацию о составе биоматериала, о программе, о донорах и их согласии. В документе подчеркивается, что при проведении клинических испытаний должен быть четко прописан субъект ответственности. Содержание документа перекликается с требованием к организациям, использующим клеточные технологии, иметь сертификат Государственного управления по контролю за качеством медикаментов и продуктов питания КНР и соответствовать стандартам Национального института по контролю фармацевтических и биопродуктов (NICPBP).

К выходу «Положения, регулирующего изучение и клинические испытания стволовых клеток» в Китае стремительно развивалась сеть специализированных государственных, полугосударственных и частных центров, исследующих и применяющих в своей медицинской практике клеточные технологии. Скорее даже уместно говорить о целой индустрии, так как ее становление было заявлено в качестве цели в 12-ю пятилетку (2011- 2015 гг.). Поставлены задачи ускорения реализации государственных научно-технических специальных проектов; развития появляющихся новых отраслей; содействия прорыву в ключевых технологиях; ускорения строительства баз и площадок для научно-технических инноваций; усиления подготовки научно-технического персонала в инновационных сферах. Заявлено лидерство в комплексной разработке Медицинского инженеринга, Геномных технологий, Технологий биологических систем, Наномедицинских технологий, Технологий стволовых клеток и регенеративной медицины [1]. В планах 12-й пятилетки четко прописаны этапы по исследованию стволовых клеток и репродукции, и они реализуются с момента их принятия. Через год, в апреле 2012 г. Министерство науки и техники КНР выпустило уточняющий документ к правительственным планам – «Исследования стволовых клеток. Большой научно-исследовательский план 12-ой пятилетней программы». К этому времени, согласно Министерству науки и техники КНР, государство уже инвестировало в данную программу сумму в 1,5 млрд. юаней (около 250 млн. долларов) [17]. Планируется, что за пятилетку она превысит 1 млрд. долларов.

Установка Правительства КНР, согласно которой необходимо «при ускоренном создании государственной инновационной системы специально вводить систему … которая, ориентируясь на рынок, объединяет в себе производственные организации, вузы и НИИ» определяет институциональную базу биомедицинских клеточных технологий [10]. Лидирующие позиции в финансировании соответствующих исследований и практик занимают государственные университеты и НИИ. К таким лидерам можно отнести, к примеру, Цзилиньский университет. Он находится в г. Чанчуне, который согласно Программе «Возрождения Северо-Восточного Китая» (с 2007 г.) должен стать одним из кластеров биопрома КНР. Университет находится в особом режиме финансирования – научно-образовательные проекты «211», «985» и, опосредованно, уже упомянутая программа «863» Правительства КНР. У него есть мощная научно-образовательная (с уклоном в молекулярную биологию и биоинжинерию) и материально-техническая медицинская база [18]. В марте 2008 г. решением Министерства здравоохранения КНР второй филиал больницы этого крупнейшего китайского университета получил статус центра, где проводят клиническое применение трансплантации стволовых клеток. Это первый в Китае официально утвержденный центр, в котором начали проводиться клинические применения стволовых клеток.

Важную роль играют в комплексном изучении стволовых клеток научно-исследовательские центры при старейшем в Китае Пекинском университете и при медицинском институте Университета Циньхуа. Существует отдельный Национально-исследовательский центр по изучению стволовых клеток и другие профильные центры.

Эффективность работы такого рода структур можно оценить на примере Института исследования здоровья КНР [6]. В настоящее время этот центр состоит из 15 основных исследовательских групп, 26 временных исследовательских групп, включая 12 приглашенных зарубежных исследовательских групп. В лаборатории биологии стволовых клеток работают всего 339 человек, в том числе, 116 человек научно-технического персонала, а также 212 аспирантов и докторов. Из постоянных сотрудников 51 человек имеет докторскую степень, 38 человек имеет степень магистра и 26 – бакалавра. Лаборатория включает в себя шесть технических платформ (стволовых клеток, изучения болезней, связанных с протеомой (белком), изучения образцов болезней живых организмов, изучения генетических болезней, генных чипов, клеточных технологий).
Помимо этих гигантов национальной биоинженерии активно функционируют многочисленные центры поменьше, как правило, имеющие тесные организационные, финансовые, кадровые и иные связи (обмены) с отечественными лидерами-производителями, а также с иностранными партнерами. Проектное спонсорство государством научных исследований с привлечением полугосударственных или частных предприятий доводится до степени коммерциализации и практического применения. Типичным примером подобного центра, работающего со стволовыми клетками, может послужить пекинская международная клиника «Пухуа». Эта организация долгое время работала в структуре одной из ведущих неврологических больниц Китая, в ее тренировочном центре по неврологии и нейрохирургии под эгидой Всемирной организации здравоохранения. С 2005 года «Пухуа» работает независимо, самостоятельно предоставляя услуги пациентам. Специализируется на активации и пролиферации стволовых клеток, стереотаксической имплантации взрослых стволовых клеток эпителия сетчатки, на инъекциях аутологичных стволовых клеток. Симптоматично, что кроме китайской и английской, доступна и русская версия полной информации об услугах этой клиники [5].

Подобных «Пухуа» клиник разных форм собственности в Китае на сегодняшний день не одна сотня, персонал их может достигать от нескольких десятков до полутысячи человек. Они специализируются на лечении различных онкологических заболеваний, болезни Паркинсона, болезни Баттена, разных видах склероза ALS, MS, MSA, PSP, церебральном параличе, травматических нарушениях головного и спинного мозга, и т.д. Огромную роль клеточная терапия занимает в современной китайской косметологии.

Если рассмотреть бизнес-составляющую тех видов услуг, которые формируются в китайской индустрии биомедицинских клеточных технологий в настоящее время, то можно выделить три модели. Первая модель связана со сбором и хранением стволовых клеток (например, Shanghai Stem Cell Technology Co. Ltd (Шанхай) Unionstemcell & Engineering CO. Ltd (Тяньцзинь) и т.д.). Для таких центров источниками дохода являются, в первую очередь, взносы за хранение пуповинной крови, а также сборы за расходы на хранение этой крови. Вторая модель: производство и исследование стволовых клеток. Данные предприятия предоставляют технологии клиническим центрам и больницам и получают прибыль за технические услуги. Также они могут получать прибыль, занимаясь лечением пациентов непосредственно на своей материально-технической базе. Примером такого предприятия может быть Цзилиньское отделение биоинженерии. Третья бизнес-модель формирующейся китайской индустрии клеточных технологий это предприятия, занимающиеся непосредственно трансплантацией стволовых клеток. Пример такого предприятия может послужить уже упомянутая выше пекинская международная клиника «Пухуа».

Особым предметом интереса многочисленных китайских медицинских организаций и стоящего за ними государства стал международный рынок. Начиная с 2012 года, в профильных документах Правительства КНР отдельно рассматриваются вопросы регистрации новых клеточных технологий, которые позволили бы выйти китайской биоинженерии на мировые, в первую очередь, западные рынки. Показательно, что 2012 году Министерство здравоохранения Китая временно приостанавливало клинические исследования стволовых клеток в целях адаптации контрольных органов к международным требованиям. Это обстоятельство стало свидетельством целенаправленного совершенствования внутренней нормативной базы. Осуществляется и постоянная коррекция этико-правовой базы биоинженерии с зарубежными партнерами. Так, с 2006 года Китай участвует в финансируемой Евросоюзом программе БИОНЕТ. В ее цели входит повышение качества этического менеджмента биомедицинских исследований, проводящихся совместно европейскими и китайскими учеными. Одновременно происходит непрерывный, зачастую, адресный рекрутинг иностранных специалистов (в том числе, бывших соотечественников), носителей соответствующей научной, административной и этической культуры. Кадровым донором для китайских организаций стали в первую очередь США, где после ряда несчастных случаев при применении новых технологий в начале 2000-х гг., некоторое время, фактически, действовал запрет на клеточную терапию.

Международный вектор научно-исследовательской и предпринимательской деятельности в области биомедицинских клеточных технологий объективно способствует устойчивому вниманию к этическим аспектам биологии и медицины. Кроме широкого спектра специализированных курсов, издающейся научной и учебно-методической литературы ряд университетов КНР (университет Фудань в г. Шанхай, педагогический университет науки и технологии в г. Ухане, Юго-восточный университет в Нанкине и другие) создали и активно развивают центры биоэтики. В структуре Всекитайского Общества биотехнологии (CSBT) есть специализированный комитет по медицинской и фармацевтической биотехнологии, решающий, в том числе, и этические вопросы. На сегодняшний день в Китае существуют два специализированных журнала по данному профилю: «Журнал медицины и философии» и «Журнал китайской медицинской этики». В качестве признания вклада Китая в развитии этической составляющей биоинженерии в августе 2006 года в Пекине был проведен 8-й Всемирный конгресс по биоэтике. Начиная с 2007 года (г. Ухань) периодически проводятся всекитайские конференции по проблемам национальной биоэтики.

Проведенный мониторинг этико-правовой и институциональной базы клеточных технологий в Китае позволяет сделать ряд выводов. Амбициозные задачи по развитию биоинженерии, поставленные Правительством КНР, опираются на культурный код нации, для которой здоровье есть непреходящая ценность, не столько даже социальная, сколько онтологическая. При этом субъект китайской культуры не ограничивается индивидуальными рамками, оформляясь на семейном, родовом, а в пределе – общегосударственном уровне. Эта особенность косвенно влияет на этические установки китайской медицины. Ее история демонстрирует готовность индивидуальной жертвы и жесткий прагматизм в интересах коллектива. Это означает, что возможность приостановки клинических испытаний из-за частных случаев, как это произошло, к примеру, в США (случай Дж. Гелзингера, 2000 г.) в Китае маловероятна.

В то же время государственное планирование, грамотная кадровая политика и многомиллиардные финансовые вливания в биотехнологический кластер позволяют КНР стать в ближайшее время мировым лидером в развитии биомедицинских клеточных технологий. Для государственной поддержки этих высоких технологий на современном этапе характерна долгосрочность и системность. Результатом стало стремительное формирование институциональной составляющей, проявившейся в создании сети организаций разных форм собственности, опирающихся на профильные государственные учреждения, которые выступают в качестве структурообразующих элементов в особых зонах развития высоких технологий – биотехнопарках. При этом более жесткие нормативные требования к производству, хранению и использованию разных видов стволовых клеток, которые были приняты Правительством КНР в последнее время, объективно позволяют Китаю реализовывать продукты и услуги в сфере клеточных технологий не только у себя в стране, но и за рубежом. Тот операционал, который Китай произвел в 90-х гг. с продуктами массового потребления, он готов повторить сейчас в области хай-тека, в частности, биологического и медицинского. Еще раз обратим внимание, что для Китая важен российский, и шире, постсоветский рынок, не имеющий серьезного конкурента в лице местных производителей.

В этих условиях не удивительно, что этико-правовая база в КНР, несмотря на свое глобальное позиционирование, имеет глубоко специфический характер, заключающийся в особой роли этических комиссий на всех этапах научно-практического цикла. Высокий статус этических комиссий, как представляется, имеет коррелят с юридической неопределенностью в этой сфере. Иными словами, опора на этические комиссии позволяет реагировать быстрее и гибче на стремительно изменяющуюся реальность, чем правовая практика запретов и разрешений. Юридические коллизии, если таковые возникнут, не станут серьезным препятствием в реализации стратегических планов КПК КНР.

Список литературы:
1. 12-й китайский пятилетний план по медицинским технологиям [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.chemrar.ru/i-news/index.php?ELEMENT_ID=12899. Дата обращения: 15.05.2015.
2. Антонов В. Внимание инвесторов приковано к сектору биотехнологий / Сайт: financial-rating.ru [Электронный ресурс] Режим доступа: http://financial-rating.ru/news/theme-of-the-day/46322/. Дата обращения: 21.05.2015.
3. Духовная культура Китая. Том 5. Наука, техническая и военная мысль, здравоохранение и образование. Энциклопедия в пяти томах. Главный редактор М.Л.Титаренко. – М.: Изд-во «Восточная литература», 2009. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://publ.lib.ru/ARCHIVES/D/»Duhovnaya_kul’tura_Kitaya»/_»Duhovnaya_kul’tura_Kitaya».html Дата обращения: 25.05.2015.
4. Китайская народная республика: Государственные программы поддержки инновационной сферы. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gmu-countries.ru/asia/china/nis-programs.html Дата обращения: 22.05.2015.
5. Клиника Тиантан Пухуа [Электронный ресурс] Режим доступа на сайте MedVisor.Info http://medvisor.info/cliniks/tian/tian/ Дата обращения 20.07.2015.
6. Сайт China National Health Developent Research Center [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.nhei.cn. Дата обращения: 19.04.2015.
7. Семашко Н.А. Об облике советского врача. Избранные произведения. – М.: Медгиз, 1954. – 339 с.
8. Стратегия развития биотехнологической отрасли промышленности до 2020 года в России [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.bioros.tmweb.ru/papers-society/Strategy_Bioindustry.pdf. Дата обращения: 20.05.2015.
9. Успехи и проблемы: Обзор и перспектива развития биоэтики в Китае. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://googledrive.com/host/0B1arYAWdEZhkbnJjcEt2NlY4RTg/review.pdf. Дата обращения: 21.05.2015.
10. Ху Цзинтао. Основной доклад на XVIII съезде КПК / Веб-сайт газеты «Жэньминь Жибао» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://russian.people.com.cn/31521/8023881.html. Дата обращения: 21.05.2015.
11. Ху Цзинтао. Основные положения доклада на XVII съезде КПК. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.intelros.ru/2007/10/23/osnovnye_polozhenija_doklada_khu_czintao_ Дата обращения: 23.05.2015.
12. Li H, Cong Y. The development and perspectives of Chinese bioethics. // J Int Bioethique. 2008 Dec;19(4):21-32, 159. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19492719 Дата обращения: 19.05.2015.
13. 2009年11月,《脐带血造血干细胞治疗技术管理规范(试行)》 [Электронный ресурс] Режим доступа: //http://wsb.moh.gov.cn/mohkjjys/s3582/200911/ Дата обращения: 19.04.2015.
14. 2011年10月24日,卫生部发布的.《关于加强脐带血造血干细胞管理工作的通知 [Электронный ресурс] Режим доступа //http://wsb.moh.gov.cn/mohkjjys/s3582/201110/ Дата обращения: 19.04.2015.
15. 2013年3月,国家卫生计生委下发《干细胞临床试验研究管理办法(试行). [Электронный ресурс] Режим доступа: //http://wsb.moh.gov.cn/mohkjjys/s3582/201303/ Дата обращения: 20.04.2015.
16. 卫生部2003年8月颁布的《人类辅助生殖技术规范》中,其中第15项明文规定:“禁止克隆人”// [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.sda.gov.cn/WS01/CL0237/15707.htm. Дата обращения: 19.04.2015.
17. 各国政府对干细胞研究的支持力度及其相关论文发表和专利申请 [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.doc88.com/p-34289423051.html. Дата обращения: 19.04.2015.
18. 第十三次动员令已经开始报名啦!https://zh.wikipedia.org/wiki/Wikipedia:动员令/第十三次动员令#.E5.A0.B1.E5.90.8D [Электронный ресурс] Режим доступа: https://zh.wikipedia.org/wiki/%E5%90%89%E6%9E%97%E5%A4%A7%E5%AD%A6 Дата обращения: 19.04.2015.

Комментарии: